ИСТОМИНО



Семинар 2001 г. проходил в поселке близ села Телебукина под Касимовым. У входа в школу, кгде прохо-дили занятия, был небольшой пруд. От пруда начинался довольно обширный, но сильно запущенный парк. Неподалеку находилось полуразрушенное старинное здание. Об истории этих мест мы спросили наставника местой школы Вин- Чун Владимира Сафонова. "Это усадьба Истомино Олениных",- ответил он. Усадьба, известная с начала XIX века, когда она принадлежала Варваре Михайловне Якушкиной, находи-лась близ села Телебукино. В самом селе в тени белых берёзок старого кладбища при церкви тогда покоились вечным сном Якушкины и князья Максутовы. Гробницы, сложенные из про-стого белого камня, повторяли форму деревянных надгробий в наших северных районах-так называемые "голубцы" -лишен-ные всяких ук-рашений, полуразрушенные временем, поросшие травой и даже молодыми деревцами, ряды этих забытых гроб-ниц - настоящая улица мертвых - представляли картину, пол-ную своеобразной поэзии грусти. Здесь покоился князь Николай Васильевич Максутов, строитель дома, остатки которого мы наблюдали в Истомино; его жена, княгиня Елизавета Андреевна, рожденная Якушкина, которая и принесла усадьбу мужу, как свое приданое. Князь Максутов любил деревенскую жизнь и усердно обстраивал усадьбу. Рядом с домом он соорудил китай-скую башню. Главным атрибутом китайского стиля считалась вогнутая крыша. Сооружение столь необычайно-го покрытия немало смущало местных зодчих и князь, чтобы иметь полную уверенность, что китайская крыша не сва-лится ему на голову, объявил крестьянам, что даст вольную тем, кто найдет искривленные от природы древесные стволы соответственной кривизны и толщины, чтобы на них можно было поставить крышу. Четыре счастливца, которые встретили в лесу достаточно кривые стволы, получили вольную, а китайская крыша оста-лась очень прочно лежать на этих оригинальных стропилах. Максутов не оставался чужд и модным в то время увлечениям готикой, ко-торую, впрочем, тогда понимали столь же своеобразно, как и китайский стиль. В лож-ноготическом стиле в парке была устроена садовая беседка, которая потом превратилась в крошечный „готиче-ский" домик. Получивший усадьбу в наследство Сергей Максутов в ней не жил, а бывал здесь наездами, обыч-но с компанией офицеров стоявшего тогда в Касимове N-ского полка. Память об его экстравагантных затеях и кутежах долго жила в Истомине. Страстный охотник, он приказывал пускать в дом живых зайцев и верхом на лошади с целой свитой всадников гонялся за ними по комнатам. В конце концов, князь подарил имение своей жене, которая в 1863 г. продала усадьбу Варваре Александровне Олениной. Новым владельцам очень понрави-лись эти места. Красные скалы высокого берега Оки, фантастически изрытые ливнями и половодьем, с глубо-кими лабиринтами ущелий, провалов, пещер, с темными лесами, которые вплотную подступали к широкому речному пути - в давние времена были царством удалых разбойников, неуловимых отечественных Фра-Диаволо, жуткая память которых еще не умерла в мecтных сказаниях. Подвиги легендарного Кудеяра дали но-вому владельцу Истомина, композитору Александру Алексеевичу Оле-нину, канву для его цикла русских пе-сенных композиций. А по имени знаменитого разбойника Истомы была названа и сама усадьба- в старину "Урочище Истомино". Оленины энергично взялись за реставрацию обветшавшего дома. Прекрасная каменная терасса на арках и две широкие полукруглые лестницы образовывали спуск в парк, прямо на откосе горы, где внизу, у подножия, широко разливается Ока. Из Москвы был приглашен художник-скульптор Севрюгин для отделки дома. Он заменил традиционные колоны фа-сада карриатидами собственной скуль-птуры, а над окна-ми он разместил раковины и пучки трав. Со стороны двора Севрюгин придълал открытую террасу на конических колоннах. В таком виде дом изображен на хранившейся в начале ХХ в. в Истомине акварели художника дилетанта Гаккеля, одного из многочисленной компании художников, всегда гостивших в Истомине. Картина датирована 1873 г. Влево от дома видна китайская башня, а перед террасой - цветники и расчищена ши-рокая площадка, в центре которой поднимается статуя Венеры, которая во время одного урагана была сорвана с пьедестала и разбилась вдребезги. Вплоть до 80-х годов Истомино переживает период подъема. Оленин - общественный деятель, люби-тель искусства, и хлебосол, принимает в своей усадьбе многочисленных друзей из художественного мира, подолгу здесь живших и работавших. Для них было устроено ателье в верхней комнате китайской башни. После смерти А. П. Оленина Истомино опять на долгое время осталось необитаемо. Карриатиды от времени разрушились, была разобрана крыша террасы. Лишь в конце XIX в. с возвращением из-за границы А. А. Оленина с семейством старый дом мало-по-малу приходит в себя после долгой одинокой дремоты. В духе популярного тогда символизма в усадьбе собирается и восстанавливается все, что отражало связь с ис-торическими корнями семьи, местности. Реликвии прошлого бережно собираются в доме, превращая его в на-стоящий музей. Вот как описывает его журнал тех лет "Столица и усадьба": "Дверь съ терасы ведетъ въ большую гостиную,где еще не такъ давно виднелась фресковая роспись на стенахъ. О ней напоминаютъ лишь тёмно-синия о6рамления, которыя широкой каймой охватываютъ белыя зашту-катуренные поля стенъ. Скругленные углы го-стиной были когда-то украшены бело-изразцовыми печами, един-ственный пережитокъ которыхъ - изящная изразцовая ваза, хра-нится теперь на камине въ большой комнате мезонина. Интересная параллель - ваза эта почти тожественна вазамъ на великолепныхъ 6ело-изразцовыхъ печахъ въ гости-ной знаменитаго Надеждинскаго дворца князей Куракиныхъ въ Саратовской губернии. Стены гостиной - целая выставка старинныхъ картинъ, портретовъ, рисунковъ. Довольно большая по размърамъ кар-тина неизвъстнаго художника предста-вляетъ гостиную губернаторскаго дома въ Твери, во время губер-наторства тамъ Бакунина. На этой картинъ можно узнать неко-торые предметы, сейчасъ находящееся въ Исто-мине. Изъ глубины стеклянныхъ горокъ выглядываютъ фарфоръ, фаянсъ, хрусталь, служившие не одному по-колению. Наверху - уютные и милые старинные самоварчики составляютъ прелестную группу съ фарфоромъ русскихъ и заграничныхъ фабрикъ: слева- овальное плато (Венской фабрикации) хранить сплетенный изъ мелкихъ цвъточковъ шифръ С. В.- Catherine Bakonine - oнo принадлежало къ туалетному прибору художни-цы Екатерины Павловны Бакуниной, по мужу Полторацкой, многия акварели ко-торой хранятся въ Истомине. Дальше стоитъ вся затянутая синимъ орнаментомъ чашка безъ марки завода. За ней-вензелевая чашка съ ини-циалами Р. Q. - марка Vieux Berlin. Чашка эта опоясана очень рельефно вылепленной лентой; концы ленты за-вязаны въ бантъ и образовали ручку. Въ семье Олениныхъ не сохранилось памяти, кому именно принадлежала эта чашка; известно только, что она перекочевала въ Истомино изъ Новгород-ской усадьбы князей Голицыныхъ, села Марьина. Къ Голицынскому фарфору относится и большая чашка Императорскаго завода - свътло-зеленая, въ золотыхъ звъодахъ, съ пейзажной росписью - это подарокъ Императрицы Александры Феодо-ровны князю Голицыну. Маленькая, чисто-белая чашеч-ка для кофе, съ очаровательнымъ изгибомъ ручки, ис-полнена Императорскимъ заводомъ по рисунку А. Н. Оле-нина, президента Акадекии Художествъ. Большая ваза - чашка для фруктъ съ двойнымъ дномъ, опять Венскаго фарфора. Въ Истоминe предметы фамиль-ной старины, кото-рые собственно ни кемъ не собирались, а просто сохрани-лись по-наследству отъ бабушекъ и дедушекъ, череду-ются съ самыми раз-нообразными образ-цами стариннаго русского искусства изъ коллекций, со-бираемыхъ настоящимъ владельцемъ усадьбы. Централь-ное место принадлежитъ замеча-тельному собранию старинныхъ вышивокъ и кружевъ, имъется интереснейшей подборъ местныхъ женскихъ головныхъ уборовъ-т. наз. сороки - повязки съ удивительнымъ остроумиемъ и художественнымъ чутьемъ скомбинированный изъ всевозможныхъ случайныхъ лоскутковъ набоекъ, ситцевъ, парчей, лентъ, старинныхъ золотыхъ вышивокъ и т.п. Эта замечательная коллекция требуетъ отдъльнаго описания. Въ другихъ отдълахъ коллекции А.А. Оленина - резное дерево, лубки, изразцы, металлъ, кость, иконы. Обращаетъ на себя внимание великолепный рядъ старинныхъ изразцовъ, случайно спасенныхъ А. А. Оленинымъ отъ незаслуженной смерти. Проезжая по улицамъ Касимова, онъ увидалъ толпу рабочихъ, которые, только что сокрушивъ росписную изразцовую печь въ одномъ старинномъ доме, назначенномъ къ сломке, усердно трудились, разбивая вдребезги еще уцелевшие крупные куски. А. А. Оленинъ купилъ "на свозъ" всю груду черепковъ, где и оказалось съ десятокъ совершенно неповрежденныхъ изразцовъ съ великолепно сохранившейся росписью. Къ гостиной примыкаетъ съ одной стороны залъ, пока еще необитаемый. Съ другой - небольшая комната, отдъланная в вкусе готики Николаевскихъ временъ - ширмочками и шкафчиками съ ръзьбой и ажурными переплетами островерхихъ арочек. Дальше, проходная комната ведет въ кабинетъ хозяина - опять целый домашний музей, вмещающий и часть семейнаго архива, и переписку, рукописные папки съ безчислслеными акварельными рисунками,силуэтами, каррикатурами - исполненными въ разное время членами семьи Олениныхъ, и многочисленными знaменитыми артистами, которые близко стояли къ кругу семьи. Масса старинных гравюръ и литографий; книги съ собственноручными посвящениями авторовъ. Особое место занимаетъ деревянный бюстъ президента Академии Художествъ А. Н. Оленина, резаный старичкомъ-натурщикомъ Академии. Искусство крепостныхъ живописцевъ представлено въ Истомине четырьмя портретами семьи Бакуниныхъ; писаны они в 1832 г. кръпостнымъ художникомъ Яковомъ Стрешневымъ. Эта группа семейныхъ портретовъ дополняетъ акварельной картинкой, изображающей гостиную въ 30-хъ годахъ въ Московскомъ доме Бакуниныхъ. Интересна меблировка кабинета въ Истомине - деревянныя кресла Empire, работы кръпостныхъ мастеровъ (на нашемъ снимке в одномъ изъ такихъ креселъ сидитъ у рояля А. А. Оленинъ). Изъ комнатъ нижняго этажа дома интересна еще комната, отделанная въ своеобразно-понятомъ „русскомъ" стиле семидесятыхъ годов. Кореннымъ признакомъ русскаго стиля считалось полотенце; и художникъ, отделывавший комнату, опоясалъ все четыре ея стъны безконечно длиннымъ деревяннымъ полотенцемъ, по которому плоскимъ рельефомъ изобразилъ узоръ въ подражание вышивкъ. Окраска самая .русская - полотенце белое, узоръ на немъ красный, и фонъ стены-голубой. Широкая деревянная лъстница на два всхода ведетъ въ мезонинъ, где тоже еще много осталось на своихъ прежнихъ местахъ потемневших картинъ, старыхъ гравюръ и рисунковъ. Угловой каминъ въ большой квадратной комнате мезонина не можетъ быть названъ интереснымъ по отделке; но сухая рустовка его задрапирована великолепнымъ кружевомъ изъ коллекции А. А. Оленина, руко-делие Тверскихъ крестьянокъ. На камине стоить изразцовая ваза; письменный столъ въ сосдинении съ туа-летнымъ, очень вытянутымъ въ ширину зеркаломъ, съ миниатюрными круглыми шкаф-чиками является од-нимъ изъ самыхъ интересяыхъ представи-телей старинной ме-блировки мезонина." К сожалению от всего этого не осталось и следа и теперь только руины господского дома напоминают о былом величии Истомина.


Иванов М.К.
Коршун В.Е.
Члены Союза краеведов России
Члены Российского Философского общества
На главную
Используются технологии uCoz